Кнут и пряник в доступном туризме

 

Мы продолжаем разговор о доступной среде с членом рабочей группы Ростуризма по обеспечению доступности туристских услуг для людей с инвалидностью и иных маломобильных групп населения, генеральным директором Экспертно-консультационного центра «Эврика» Львом Борисовичем Гутманом. На этот раз речь зашла о доступном туризме.

 


 

– Расскажите, пожалуйста, про доступность туристической инфраструктуры для людей с инвалидностью: гостиницы, транспорт, музеи.

– Это вопрос обширный. Прежде всего нужно разделить это на отдельные элементы. Существует целый комплекс приказов федеральных министерств, устанавливающих порядки обеспечения условий доступности для инвалидов услуг в подведомственных отраслях. В частности, у Министерства культуры есть приказы об утверждении соответствующих порядков в отношении культурных ценностей и благ, а также музеев. Ранее деятельность Ростуризма входила в сферу регулирования Министерства культуры, а потом Ростуризм попал под руководство Министерства экономического развития. И получилось так, что вопросы доступности туристской деятельности неким образом выпали из процесса нормативного регулирования и до сих пор не отражены в существующих нормативно-правовых актах. Очевидно, что понятие туристского продукта намного шире и  требует отдельного внимания ко всем составляющим.

К туристскому продукту относятся туристические маршруты, транспорт, питание, средства размещения, объекты показа. А объекты показа – это не только музеи, но и памятные места, связанные с историческими событиями в жизни нашего народа, развитием общества и государства, природные объекты, памятники археологии, памятники искусства, национальные парки, туристские тропы и т. д. 

Последние полтора года Ростуризм озадачился обеспечением доступности на этих объектах, и планируется ряд корректировок федерального законодательства, который, в частности,  затронет и эти вопросы. 
 

На фото: Лев Борисович Гутман
Лев Борисович Гутман

 

Читайте также: Доступная среда… а также четверг и пятница

 

Но и сами объекты стараются что-то сделать. Есть музеи, которые ведут активную работу в этой части. Где-то эта работа ведется осознанно и системно, поскольку музеи понимают свою социальную ответственность. А кто-то делает это по формальному признаку, исключительно потому, что есть приказ Министерства культуры по обеспечению доступности объектов для инвалидов.

Из хороших примеров обеспечения доступности можно назвать Государственный Дарвиновский музей в Москве. Он ведет эту деятельность давно. И занимается не только обеспечением физической доступности своих помещений для посетителей с инвалидностью, но и проводит серьезную научную работу по организации экскурсий для детей с расстройствами аутического спектра, а также с нарушениями зрения и слуха. У Дарвиновского музея есть отлично разработанные методические издания, например «Социокультурная реабилитация инвалидов музейными средствами», которые можно просто брать и тиражировать по другим музеям.

Также музей имеет подменные коляски для маломобильных посетителей. Если, к примеру, человек испытывает сложности с долгой ходьбой или некоторые проблемы с передвижением, может быть даже в силу своего возраста, то в музее ему готовы предоставить такую подменную коляску во временное пользование, на которой он может перемещаться по территории музея.

Для слабовидящих и тотально слепых детей в музее есть, например, такие тактильные экспонаты, как натуральные шкурки животных, вставленные в рамки и закрепленные на удобной для посетителей высоте. Так дети с проблемами зрения могут ощутить разницу между шкурами и шерстью разных животных, от белого медведя до барсука.

 

На фото: экспозиция Дарвиновского музея - лев, косуля, птицы, обезьяна и другие животные в витрине за стеклом
Дарвиновский музей в Москве (Фото)

 

Третьяковская галерея реализует целый комплекс программ по обеспечению доступности для маломобильных посетителей. Музей «Огни Москвы», посвященный свету, фонарям, городскому освещению также уделяет особое внимание обеспечению доступности своих экспозиций и экскурсионных программ для людей с инвалидностью. 

Там, где в силу технических причин невозможно обеспечить доступность и безопасность пребывания для человека на коляске, как, например, в Литературно-мемориальном музее Ф. М. Достоевского в Санкт-Петербурге, музеи могут организовывать экскурсии не для посетителей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, а для тех, кто имеет сенсорные и ментальные нарушения. Также часто музеи устраивают виртуальные экскурсии. По сути, все крупные музеи предпринимают определенные шаги по обеспечению доступности для маломобильных посетителей, так как Министерство культуры их к этому обязывает. В Исаакиевском соборе в Петербурге есть даже лифт на колоннаду, создана доступность входной группы с обеих сторон музея, есть тактильная модель Исаакия для слепых людей. Я всегда привожу в пример Исаакиевский собор, когда мне говорят о невозможности обеспечения доступности в зданиях, которые являются памятниками архитектуры.

В Эрмитаже также существуют подменные кресла-коляски, лифты и подъемники. Но есть и такие музеи, как, например, Меншиковский дворец в Санкт-Петербурге или храм Василия Блаженного в Москве, где пока невозможно решить вопрос физической доступности для людей на колясках. Такие музеи должны задуматься о создании виртуальных туров и аудиогидов, и действующий на сегодня режим самоизоляции и приостановка деятельности музеев отлично это показали. Упоминавшийся уже Музей Ф. М. Достоевского разместил на своем сайте в свободном доступе несколько аудиогидов и квест «По следам Раскольникова», что позволяет поддерживать интерес аудитории.

 

На фото: девушка на инвалидной коляске едет вдоль стены с картинами в галерее
Музеи стараются обеспечить доступность для маломобильных посетителей


Серьезную проблему я вижу в доступности средств размещения: отелей, санаториев, пансионатов. Так как нет реальных рычагов воздействия на их владельцев, кроме Конвенции по правам инвалидов и статьи Кодекса об административных правонарушениях.

 

Но санкции по этим статьям не очень большие, и владельцу бывает проще заплатить три тысячи рублей и не озадачиваться организацией доступности. Надеюсь, что вступление в силу с 12.04.2020 новой редакции ст. 14.8 КоАП будет стимулировать владельцев отелей иначе взглянуть на проблему.

 

Крупные международные отельные сети, как правило, обеспечивают доступность – это Sokos, Park Inn, HolidayInn и т. д. А вот мини-отели и хостелы в центре Москвы и Петербурга совершенно не приспособлены для гостей на колясках, поскольку находятся в старых зданиях. Но обычно те, кто путешествует, знают, какие отели доступны, и делятся информацией друг с другом, в тематических сообществах. Хорошо, что ваш портал Globe4all предусматривает сбор информации о таких доступных услугах и ее распространение на широкую аудиторию.

Для меня было откровением, когда в ноябре 2019 года я, будучи на конференции в Дортмунде в Германии, попал в отель «барьер фри», который относится к сети так называемых интеграционных отелей. Там, помимо того, что присутствовал и подъемник, и лифт, еще среди сотрудников отеля были инвалиды. Целая сеть таких отелей существует в Германии, где порядка 40 процентов сотрудников – это люди с инвалидностью, в основном ментальной. Но в разных отелях в Германии работают и люди с нарушением слуха, и с проблемами опорно-двигательного аппарата. 

У нас в России в отелях группы «Измайлово» («Альфа», «Бета», «Гамма», «Дельта») работают официанты с нарушением слуха. У них на груди прикреплен большой значок с перечеркнутым ухом. Как правило, эти официанты организуют завтраки на шведском столе. Но при этом я видел, как однажды в ресторане появился посетитель на кресле-коляске, и такой официант немедленно подошел к нему, он помог колясочнику собрать еду на поднос и донести до стола.

 

На фото: молодой человек в инвалидной коляске перед большой деревянной лестницей в отеле
Мини-отели и хостелы в старых зданиях не приспособлены для гостей на колясках

 

Что касается транспорта, трансфера. В России есть коммерческие компании, которые предоставляют услуги по перемещению инвалидов на колясках. Но тут существуют определенные минусы, поскольку это транспорт, который нужно заказывать заранее, и такие машины с подъемниками стоят дорого. Надо смотреть, как эту ситуацию исправить. Цена в коммерческих компаниях, оказывающих подобные услуги, зависит от желания их владельцев, и тут мы поделать ничего не можем. Либо нужно обсуждать и продумывать, как компенсировать/дотировать/включать в социальный пакет эти расходы для туристов с инвалидностью.

 

Но если сравнить ситуацию с государственным транспортом в целом за пять или даже десять последних лет, то, конечно же, видна разница. На маршрутах появился низкопольный подвижной состав (автобусы, трамваи), так как  Министерство транспорта обязывает те организации, которые предоставляют транспортные услуги, делать их доступными для инвалидов. 

 

Поэтому если для человека с инвалидностью сложно и дорого воспользоваться услугами такси или коммерческого специализированного транспорта, то в крупных городах он уже вполне может добраться до места, используя общественный транспорт. Если мы, например, говорим про аэропорт Пулково, то на  низкопольном автобусе № 39 (а на этом маршруте автобусы все такие) человек на коляске может доехать до станции метро «Московская», она доступна. Там ему нужно будет вызвать службу сопровождения. Сотрудники службы на подъемнике наклонного перемещения помогут ему попасть на станцию и проводят до посадки в вагон. 

 

На фото: пассажир в инвалидной коляске на специальном подъемнике спускается из автобуса на остановку
Городской транспорт становится более удобным
для маломобильных пассажиров

 

В Москве ходят доступные железнодорожные составы «Аэроэкспресс» из всех аэропортов города. На них есть раскладные платформы, чтобы человек на коляске мог попасть в первый или последний вагон. Кстати, в Санкт-Петербурге службой сопровождения метрополитена воспользоваться проще, чем в Москве, и услуги сопровождения оказываются не только пассажирам с инвалидностью, но и маломобильным гражданам: родителям с маленькими детьми, пожилым людям с объемным багажом и пр.

Ну а в целом, полагаю, вопрос можно было бы решить следующим образом. Обеспечение доступности в туризме должно стать заботой тех компаний, которые формируют турпродукт. А одним из элементов турпродукта является транспортная составляющая. И сама компания должна задуматься о реализации доступной составляющей. Это туристической компании должно быть вменено в обязанность – возможно, на сегодняшний день даже с применением «кнута».

 

Отрадно, что в этом году планируется внесение корректировок и дополнений в Федеральный закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», которые направлены на обеспечение доступности услуг в этой сфере для потребителей с инвалидностью.