Хочешь стать профессионалом? Тебе в Everland!

Хочешь стать профессионалом? Тебе в Everland!

 

На фото: девушка быстро едет по холлу здания в стиле лофт с кирпичными стенами на инвалидной коляске

 

Сегодня много говорят об инклюзии, и о том, что инвалидность — не помеха для самореализации, освоения понравившейся профессии. Четвертый год в России работает проект, где реально доказывают — человек с любой инвалидностью может успешно работать.

О том, как возник проект по трудоустройству людей с инвалидностью, чем он живет и какими профессиями владеют его участники, рассказывает Елена Мартынова, соучредитель, директор по развитию социального предпринимательского проекта Everland.

 


 

– Что явилось толчком к созданию проекта Everland?

– В основе нашего проекта лежит личная история. Почему говорю нашего — потому что мы его основали в 2016 году вместе с моим партнером – Игорем Новиковым. Игорь — практикующий юрист и, кроме того, имеет большой опыт преподавания юриспруденции в вузе. Он столкнулся с тем, что один из самых способных его студентов с болезнью Бехтерева в итоге не смог найти работу по специальности и устроился вахтером. Со временем таких историй накопилась критическая масса — когда способные ребята из-за своей инвалидности не могли реализоваться в профессии, на которую выучились. Как это исправить? Как помочь так, чтобы молодые специалисты могли реализоваться? Чтобы не банки в супермаркете расставлять, а работать юристом, дизайнером, журналистом, программистом.

На тот момент мы с Игорем уже были знакомы порядка двух лет — у нас был общий бизнес. У меня был опыт решения системных задач в бизнесе, связанных с PR, GR, плюс опыт работы с НКО. И когда Игорь обратился ко мне с этими вопросами, мы решили — надо создавать НКО, писать бизнес-план.

С бизнес-планом мы пришли к социальному инвестору Борису Жилину. Он выслушал нас и дал нам беспроцентно 4 млн рублей. Но главное, он поверил в нашу идею, поверил в Everland.

 

На фото: Елена Мартынова в белой рубашке стоит с микрофоном в руках и ведет презентацию на фоне слайдов о результатах проекта Эверленд
Елена Мартынова - со-учредитель проекта Everland

 

– Каковы основные задачи проекта?

– Одна из самых главных — давать людям с инвалидностью работу. Это социальная составляющая нашего проекта. Но мы еще и предпринимательский проект — а это значит, что наши специалисты — веб-программисты, дизайнеры, контент-специалисты, юристы — оказывают услуги другим НКО и коммерческим компаниям.

Сегодня среди наших клиентов порядка 200 компаний, в основном небольшие, но есть и такие, как «Сбербанк», «Билайн», X5 Retail Group и другие. Компании заказывают у нас разную продукцию и услуги — веб-разработку сайтов, дизайн, motion-ролики, юридические услуги. 

Но для того, чтобы люди с инвалидностью смогли попасть в проект Everland, а затем работать и создавать качественный продукт, мы должны их научить. Безусловно, у них должно быть профильное или смежное, близкое к тем направлениям, с которыми работаем мы, высшее или среднее специальное образование. Но готовых специалистов с инвалидностью на рынке практически нет. И дать нужные для работы навыки – еще одна задача, очень важная. 

На старте мы набрали первых ребят, привлекли наставников, использовали внешние обучающие программы, например, «Нетологию». Не все участники тогда добрались до финала, полностью прошли обучение, стажировку и получили первые задачи. Но те, у кого получилось, сегодня — наставники, кураторы наших основных направлений: дизайн, веб-разработка, создание контента. 

Первые три года мы работали в формате агентства, в 2017 году проект объединял порядка 40 человек, 90 % из них с различной инвалидностью. Через какое-то время мы поняли, что проект жизнеспособен и нужно отходить от ручного управления, автоматизировать процессы, масштабироваться. В 2019 году мы на деньги Президентского гранта при поддержке «Билайн» создали и запустили интернет-платформу по трудоустройству людей с инвалидностью http://www.evland.ru

IT-проект получился масштабный — он включает в себя информационный сайт, блоки психологического и профессионального тестирования, блок обучающих авторских курсов, раздел для кураторов и наставников. Скоро запустим биржу проектов, где компании смогут размещать заказы, а специалисты с инвалидностью, зарегистрированные на платформе, смогут их выполнить. За уровнем приходящих специалистов будут следить наши сотрудники — психологи, кураторы, наставники. Таким образом, мы выступаем гарантом того, что задача будет выполнена качественно.

Сегодня проект Everland объединяет порядка 600 человек со всей России и СНГ.

Еще мы проводим собственные исследования. В 2018 году мы провели исследование доступности сферы услуг для людей с разными степенями инвалидности Disquestion. Глобально — выясняли, насколько бизнес видит в клиентах с инвалидностью потребителей.

Исследование получилось немного социологическим. Мы протестировали несколько сфер на доступность для клиентов с инвалидностью, опросили бизнес, провели онлайн-опрос, проанализировали факты, собрали цифры и сделали условные рейтинги в разных сферах, это все опубликовали.

Итогом стали скрипты – рекомендации для бизнеса про то, как можно адаптировать инфраструктуру, сервис, услуги под нужды людей с разными видами инвалидности. Эти скрипты абсолютно бесплатны, доступны у нас на сайте.

Мы делаем много спецпроектов о тех или иных сторонах жизни людей с инвалидностью. Это внутренние задачи, они дают возможность прокачиваться ребятам. Прежде, чем отдавать им клиентские задачи, мы их тренируем на наших внутренних спецпроектах и активностях.

 

На фото: за столом сидят две женщины и беседуют. Одна из женщин - в инвалидной коляске

 

– С какими трудностями вы столкнулись при реализации проекта?

– Ключевая сложность: когда запускались, думали, что довольно быстро найдем кандидатов с инвалидностью, будет много заявок, а еще больше желания работать и стажироваться. Спрос оказался высокий, но не настолько, как мы ожидали: было сложно набрать ребят в пилотную группу, а найти полностью готовых специалистов с инвалидностью не получилось совсем. Также мы столкнулись с пассивностью, непониманием, что такое работа. Довольно много людей приходило к нам с установкой: у меня есть инвалидность, а значит, я автоматически только на этом основании могу попасть в проект и получать деньги за то, что хоть что-то делаю. Но выученная беспомощность и иждивенчество лечится достаточно легко — надо человеку честно говорить, что он реально стоит на рынке. И давать инструмент, благодаря которому он научится и начнет действительно чего-то стоить. Получит свои первые деньги не за то, что он — инвалид, а потому, что он их заработал.

 

– Готово ли общество, на ваш взгляд, принимать сотрудников с инвалидностью на равных?

– Общество не принимает людей с инвалидностью на работу. Принимают конкретные работодатели. Так вот, некоторые компании уже это делают, и мы, в свою очередь, тоже вносим свой вклад, чтобы компании это делали и знали, как это делать — мы проводим специальные тренинги по запросам компаний, консультируем. Пока компаний не так много, но я надеюсь, благодаря нам и другим неравнодушным участникам рынка их станет больше. За примерами далеко ходить не надо — в командах наших партнеров работают люди с инвалидностью.

 

– Есть ли недоверие со стороны работодателей к людям с инвалидностью? Чем оно вызвано в большей степени?

– Да, недоверие есть и, видимо, понадобится большое количество времени, чтобы оно превратилось в доверие. Стереотипов здесь несколько, и один из первых, что люди с инвалидностью хуже работают. Но наш опыт подтверждает, что нет. Если человек обладает достаточным уровнем компетенции, он сделает свою работу качественно хоть из положения лежа. 

Конечно, у каждого вида инвалидности есть своя специфика, и работодателю ее нужно учитывать изначально. Например, у человека с инвалидностью есть ИПР (индивидуальная программа реабилитации), и работодателю нужно оборудовать рабочее место согласно ей. Это тоже может стать для работодателя стоп-фактором при приеме на работу человека с инвалидностью. Бояться этого не нужно, ведь это не всегда связано с какими-то глобальными перестройками, которые дорого обойдутся компании. В конце концов некоторое модернизированные инфраструктуры — пандус, поручни, удобная мебель, покрытие, понятная навигация — пригодятся всем сотрудникам, тем более тем, кто ногу сломал, получил временную нетрудоспособность. Кстати, многие сотрудники с инвалидностью, например, 3-й группы или даже 2-й по общему заболеванию, не требуют специальных условий труда, они им не нужны.

Более того, сегодня мы живем в такой реальности, когда многие сотрудники переведены на удаленку, и многие процессы перенесены в домашние офисы. У компании отпадает необходимость что-то переоборудовать. А перед человеком с инвалидностью это открывает новые возможности по трудоустройству. 

Еще очень распространенное заблуждение, что человека с инвалидностью невозможно уволить. Это не так. Если он не справляется с работой, его можно уволить как любого другого работника. Никаких преференций у человека с инвалидностью тут нет.

 

На фото: женщина в инвалидной коляске и очках сидит за столом с ноутбуком

 

 

– Какого возраста в основном хотят работать люди с инвалидностью?

– Вообще все зависит от человека, от мотивации, к нам на проект приходят люди разного возраста. Мы всем предоставляем возможность себя попробовать. Когда мы создавали проект, то рассчитывали, что нашей основной аудиторией станет молодежь — выпускники вузов. Позже мы создали программу и провели работу по привлечению московских и не только студентов и выпускников на платформу. Они молодые, более подвижные и современные в восприятии мира, проще воспринимают новые знания. Нашему среднестатистическому участнику, видимо, около 30. Но люди старшего поколения тоже показывают отличные результаты. Да, учить пятидесятилетних сложнее, но у них часто очень хорошая мотивация – семьи, внуки, потребность быть нужными, они переучиваются успешно, осваивают абсолютно новые профессии и работают.

 

– Сталкивались ли вы с их стороны с иждивенческими настроениями или завышенной самооценкой?

– Да, но как я уже сказала, это лечится честным подходом к оценке результата.

 

– Кто создает тесты, определяющие уровень профессионализма соискателя?

– Тесты и обучающие курсы создают наши же ребята — кураторы направлений, исходя из своих навыков, профессионального опыта. Создавать инструменты, которые мы используем для тренировки профессиональных компетенций нам также помогают партнеры — например, в создании блока прокачки навыков незрячих людей принимали участие эксперты программы «Особый взгляд» благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт».

 

– Работу в каких областях можно найти с помощью вашего проекта?

– Направления, в которых мы работаем — дизайн, веб-разработка (бэкенд и фронтейд), создание видеоконтента, копирайтинг, юриспруденция. Полученные и очень конкретные навыки можно использовать в разных областях. 

 

– Кто входит в число наставников? Как вы привлекаете этих людей к сотрудничеству?

– Наши наставники — профессионалы в областях, где мы готовим специалистов — это дизайнеры, журналисты, редакторы, веб-разработчики, монтажеры, пиарщики, маркетологи, руководители направлений в компаниях. Как ищем: спрашиваем друзей, пишем в соцсетях, на сайте. Работа происходит в формате совета и небольшой помощи, когда требуется только немного подтолкнуть и указать вектор работы. Наставник ни в коем случае ничего не делает за своего подопечного.

 

На фото: девушка в сером деловом пиджаке с красным лаком на ногтях сидит на инвалидном кресле, выпрямив спину

 

– Насколько привлекает наставников, партнеров, работодателей идея участвовать в социально значимом проекте, или важнее иные цели?

– Приходят те, мне кажется, у кого есть потребность поделиться знаниями. Это всегда был очень дорогой и ценный нематериальный объект. Есть люди, которые готовы это делать, им нравиться учить, быть наставником. Они получают профессиональное удовлетворение, когда видят, что вот, они вложили, а человек изменился, вырос как профессионал.

 

Отзывы партнеров:

Полина Котляренко, Менеджер блока по коммуникации и устойчивому развитию ПАО «ВымпелКом» (бренд «Билайн»):

 

«Сотрудники Everland — это люди с безграничными возможностями, настоящие профессионалы своего дела. Мы сотрудничаем с 2016 года и уже успели реализовать ряд значимых проектов в сфере доступной среды и инклюзии: исследование о доступности сферы услуг DisQuestion, сертификация сайта и мобильного приложения «Мой Билайн», курс для call-центра по обслуживанию людей с инвалидностью, запуск платформы прокачки профессиональных навыков специалистов с инвалидностью и их последующего трудоустройства. Также мы несколько раз заказывали у Everland дизайн Отчета об устойчивом развитии, создание роликов и инфографики. Мы довольны результатом и советуем Everland всем нашим партнерам и клиентам».

 

Евгения Светлова, ведущий специалист благотворительных проектов компании Amway:

 

«Наше сотрудничество с Everland можно выразить в трех словах: профессионализм, клиентоориентированность и креативность. Всегда получаем замечательный продукт в итоге, который подтверждается различными конкурсами. Поэтому уверена, что это сотрудничество продолжится. А тот факт, что мы еще и помогаем реализовываться людям с особенностями, делает наше взаимодействие еще более приятным».

 

Динара Халикова, директор по проектам ИКОМ России, куратор проекта «Инклюзивный музей»:

 

«С социальным бизнес-проектом Everland мы сотрудничаем уже около трех лет, и за это время не только расширился спектр нашего взаимодействия, но и укрепился уровень доверия к рекомендациям по реализации задач, которые выполняет для нас эта команда. Мы очень ценим индивидуальный подход, готовность искать нестандартные решения и гибкость в работе со стороны Everland — без этих сильных сторон невозможно было бы достигать качественных результатов, к которым мы всегда стремимся».

 

Алексей Григорьев, руководитель Управления операционных рисков «Совкомбанк»:

 

«Заказывали обучающий ролик для сотрудников банка. Работа выполнена очень профессионально и точно в срок».

 

Сергей Антоненко, генеральный директор Adopus:

 

«Наша компания заказывала специалистам инклюзивного проекта Everland юридические услуги, разработки промо-материалов и веб-сайта. Работа выполнена качественно и быстро».

 

Наталья Городиская, председатель Союза приемных родителей, усыновителей, опекунов и попечителей и их объединений:

 

«Проект Everland — друзья и партнеры нашего Союза. Ребята разработали логотип, сделали презентацию и работают над сайтом организации».

 

 

На фото: девушка на инвалидной коляске сидит за столом в кафе с ноутбуком перед витриной

 

 

Отзывы участников проекта:

Евгений Мамонов, монтажер видео, ДЦП, передвигается на коляске:

 

«Главное отличие Everland в том, что берешь проекты по силам, за тобой закрепляют наставника, и он тебе помогает. Человеку с моими ограничениями очень трудно конкурировать со здоровыми, даже имея опыт».

 

Алексей Горшенин, дизайнер и монтажер видео, ампутация:

 

«Everland выступает гарантом при работе с новыми заказчиками, риск столкнуться с недобросовестными клиентами сводится к минимуму. Работа в Everland для меня — это прежде всего новый опыт. Новый в плане коммуникаций, в плане постановки задачи и ее решения».

 

Айслу Асан, контент-специалист Everland, лектор курса, передвигается на коляске:

 

«При запуске проекта в 2016 году я сама проходила прокачку навыков. А теперь создала на платформе свой курс по мультимедийному контенту. Мне нравится возможность делиться своим опытом как трекер курса и сопровождать в выполнении первых задач как наставник. Потому что я опытно знаю, как трудно начинать работать и что помогает».

 

Марина Петухова, дизайнер, проблемы слуха и речи:

 

«Коммуникабельность – это важный фактор в любой работе. Сначала было непросто влиться в отлаженный механизм и понимать поставленные передо мной задачи. Нужно было наладить контакт с коллегами. Everland – моя первая работа. Я рада, что меня приняли без опыта. Здесь я не чувствую себя инвалидом».

 

Сергей Проскурнов, специалист по расшифровке и субтитрам, передвигается на коляске:

 

«Самое главное, что в Everland я чувствую себя не хуже других. Меня взяли не для того, что получить налоговую льготу. Меня взяли потому, что поверили, что я действительно могу что-то делать хорошо или готов научиться. Everland дает мне чувство стабильности, я знаю, что здесь не обманут».

 

Данил Пылаев, веб-разработчик, незрячий:

 

«На платформе Everland я узнал о том, как выполняется тестирование сайтов и приложений. Одним из интересных заданий было тестирование сайта «Аэрофлота» на доступность регистрации, то есть нужно было убедиться в том, что все элементы формы корректно озвучиваются скринридером, процесс удобен и не вызывает затруднений у незрячего пользователя».

 

Дарья Беляева, психолог Everland, передвигается на коляске:

 

«Именно в Everland я попробовала написать свой первый профессиональный текст по тематике трудоустройства людей с инвалидностью, сейчас наша команда создала на его основе замечательную инфографику. Платформа позволяет мне развиваться как специалисту, выстраивать свой рабочий день самостоятельно из любой точки географии. Я чувствую себя частью команды единомышленников, и это очень важно для меня. Сейчас я планирую пройти на платформе курс по направлению «контент», чтобы улучшить навыки написания текстов и попробовать себя в новом качестве ученика на платформе, потому что, на мой взгляд, важно ставить новые цели и развиваться профессионально, платформа открывает эти возможности для каждого человека вне зависимости от типа инвалидности».
 

 

Фото Marcus AureliusPolina Tankilevitch