Абсолютный покой

Абсолютный покой

 

На фото: Евгения Малышко в водолазном костюме глубоко в море, под водой зависла , держась руками за трос

 

Ко времени моего непосредственного знакомства с фридайвингом некоторые мои незрячие знакомые в разных городах уже пробовали нырять, ходить на тренировки и делились невероятными впечатлениями. Но никто не занимался систематически, не проходил базовый обучающий курс. Я несколько раз хотела поехать понырять с ними, но обстоятельства постоянно складывались не в мою пользу. Как мне казалось. Но, видимо, я ждала своего времени и своего курса.

Фридайвинг – удивительный вид спорта. Даже, скорее, образ мыслей. Тот случай, когда наилучших результатов ты достигнешь, лишь максимально расслабившись. И каждый раз узнаешь нечто новое о ресурсах своего собственного организма, нечто новое узнаешь о себе.

Фридайвинг – это ныряние на задержке дыхания. Нет, без акваланга. Да, это возможно. Фридайвинг включает несколько дисциплин. Самые основные, чтобы не вдаваться сейчас в длинные объяснения, это ныряние в глубину, плавание в длину и задержка дыхания на поверхности воды. Если вам будет любопытно, погуглите мировые рекорды – там невероятные цифры! На сколько метров вглубь ныряют мужчины и женщины, какова дистанция заплыва на одном вдохе, сколько можно не дышать, лежа в покое на воде…

 

На фото: Тренировка в бассейне. Евгения Малышко в водолазном костюме и шапочке для купания на голове лежит на воде лицом вниз, задержав дыхание. Ноги Евгении выпрямлены, руки опущены в воду

 

Мои личные рекорды спустя полтора года не слишком регулярных занятий: 3 минуты 8 секунд задержка дыхания в статике; около сорока метров подводным брасом (не уверена, что повторю!); почти 16 метров – глубина.

Когда я пошла заниматься на курс, это был эксперимент и для меня, и для инструкторов. Однако очень быстро мы поняли, что главное – правильно объяснить мне, что делать. А под водой зрячий и незрячий человек все делают одинаково (разве что зрячий будет еще на рыбок в море отвлекаться!). Во время заплывов в длину зрячие студенты тоже не смотрят вперед, иначе им придется выворачивать голову, тратя на это силы и кислород. Конечно, они видят дно, но в целом все тренируют и развивают чувство направления. Во время погружения в глубину зрячие фридайверы тоже обязательно погружаются вдоль троса – это обязательное требование. Трос – безопасность, страховка, помощник.

 

На фото: Тренировка в бассейне. Евгения Малышко в водолазном костюме и шапочке для купания зависла вертикально в воде, держится руками за бортик бассейна, опустив голову вниз


 
Занимаясь в бассейне в Москве, я обычно хожу на статику: мне очень нравится это ощущение полного расслабления, практически медитации. Лежишь на воде, покачиваешься, ни о чем не думаешь. Чем лучше ты расслабишь все мышцы, чем лучше сделаешь перед тренировкой дыхательную гимнастику, чем лучше отбросишь все лишние мысли – тем на большее время хватит кислорода. Тем легче и эффективнее пройдет тренировка.

Конечно, в организме на физиологическом уровне и в мозгу на психологическом происходят всякие разные процессы во время задержки. Но работа с этими процессами – отдельное удовольствие. И особая гордость, когда удается себя победить.


Бесконечная синева

Скоро 2 года, как я занимаюсь фридайвингом. Занимаюсь я, конечно, с большими перерывами и не очень регулярно. Но, когда получается, стараюсь обязательно ходить. И, как только начинаю делать это более или менее периодически, сразу становятся заметны результаты.

Занимаясь продолжительное время, общаясь с инструкторами и другими студентами, я наслушалась их рассказов о поездках на разные моря, о нырянии в открытой воде.

Помимо всего прочего, сдать глубинные и некоторые другие нормативы можно только в открытой воде, не в бассейне. Конечно же, мне хотелось поехать. Хотелось устроить себе такое приключение. Хотелось узнать, как это – нырять в открытом, волнующемся, соленом море.

И случившаяся в ноябре 2020 поездка в Египет оказалась невероятной! Неделя тренировок – и я ныряю почти на 16 метров. А в первый день казалось, что и 5 – недостижимая глубина. Неделя тренировок – и я быстро (всего за несколько минут!) натягиваю и стягиваю гидрокостюм. А в первые дни я готова была сдаться на полпути. Неделя тренировок, и я довольно легко доплываю 100 – 150 метров до буйка, где мы занимаемся. А в первый день была уверена, что совсем плохо плаваю.

На первых же занырах меня навсегда покорила бесконечная морская синева, глубина, тишина. Открываешь глаза – и перед тобой миллион оттенков синего. Спускаешься по тросу на 10 – 12 метров, повисаешь там – и больше никого и ничего в мире. И даже твоего тела почти нет – это глубина так называемой нейтральной плавучести – тебя и не выталкивает на поверхность, и не тянет вниз. Всплываешь – и нет в мире ничего слаще и свежее первого глотка воздуха. Даже если он с морскими брызгами.

 

На фото: Евгения Малышко в водолазном костюме ныряет в открытом море. Девушка замерла глубоко под водой, держась руками за трос, спиной к фотографу

 

В глубине единственной и главной физической опорой является натянутый трос. По нему я спускаюсь, перебирая руками. Точно так же спускаются и зрячие ребята. Есть одна дисциплина, когда они могут не держаться рукой непосредственно за трос, но тогда они к нему прицеплены дополнительным линем – страховкой. Точно так же мы возвращаемся обратно: я, перебирая руками по тросу наверх. Остальные – так же придерживаясь за него. Нырять и всплывать на расстоянии даже менее вытянутой руки от троса – обязательное требование безопасности.

Пока отдыхаешь на поверхности и ждешь своей очереди нырять, следишь за одногруппниками: все мы проходим примерно один и тот же путь принятия глубины, принятия себя на глубине. Привыкаем и физически, и физиологически находиться на глубине 5 – 10 – 15 метров. И не всегда физическое и психологическое привыкание происходят одновременно. Нужно научиться дышать и не дышать, двигаться и не двигаться. Спускаться вниз и возвращаться наверх. И даже оставаться некоторое время внизу.

Я не хочу сказать, что все давалось мне очень просто. У каждого есть то, что получается хуже или лучше. Мне, например, плохо дается продувка головой вниз. Кто-то никак не мог понять технику заныра. Кто-то застопорился на одной глубине и никак не мог заставить себя нырнуть дальше. А потом легко вдруг нырнул.

Но я хочу сказать, что отказаться от глубины, от себя на глубине – уже невозможно.

 

Отпуск от карантина

Главное, чего я ожидала от этой поездки – это отдохнуть от карантинно напряженной Москвы, от вечных ограничений, нагнетания в информационном пространстве, от серого московского ноября. Но вышло все гораздо, гораздо интереснее!

 

На фото: Евгения Малышко в цветастом сарафане со светлыми волосами, собранными заколкой на макушке, стоит, повернув голову в бок, на берегу моря на закате

 

Как я уже рассказывала, поехала я туда с фридайверами проходить глубинный курс: учиться нырять в открытой воде. Кроме того, так удачно совпало, что курс как раз захватывал мой день рождения – а что может быть лучшим подарком себе, чем путешествие?

Дахаб встретил идеальной погодой: +25 было днем (а на солнышке наверняка даже больше). +18 было ночью. Вода тоже была около 25 градусов. И море было очень спокойным, прозрачным – идеальным для тренировок.

Сейчас эти 9 дней вспоминаются, будто бы они прошли в параллельной реальности: спокойные доброжелательные люди, никто никуда никогда не спешит. Никто не думает о масках и санитайзерах – никто не болеет. Совсем другой ритм и смысл жизни.

Никогда раньше не видела я таких манго – размером с небольшую дыню! Никогда раньше не пила я столько свежевыжатых соков в день. Нигде раньше я не встречала столько вальяжно развалившихся кошек на один квадратный метр. О том, каким теплым, синим и соленым может быть море я давно забыла в холодной карантинной Москве.

 

На фото: стоянка в пустыне. Евгения Малышко в зеленой футболке и шортах сидит на ковре в лагере бедуинов. Позади нее - мягкие подушки. Перед девушкой стоит низкий столик с тарелками и едой. Перед Евгенией на большом блюде импровизированный торт - бананы, клубника, залитые шоколадом. На тарелке надпись шоколадными буквами: Женя

 

Отдельным прекрасным приключением была поездка в пустыню. Пустыня Синайского полуострова каменистая и гористая. Когда мы приехали туда на джипах (угадайте, кто ехал в открытом багажнике, глядя по сторонам и глотая пыль), вся компания пошла прогуляться в горы и пофотографировать закат. А я осталась ждать их на стоянке и пить душистый бедуинский чай. Во-первых, я не фанат трекинга, во-вторых, очень здорово было остаться практически наедине с огромной величественной пустыней. А когда стемнело, мы ели приготовленную на костре еду, просто любуясь и запоминая эту ночь. После пустыни даже Дахаб показался большим многолюдным городом.

 

На фото: Евгения Малышко с белой тростью и бутылочкой воды в руках стоит у сложенного из камней загона. В загоне небольшая белая козочка. Животное стоит, опершись копытами о стену загона

 

На самом деле, Дахаб – совсем не большой и не многолюдный, не испорченный цивилизацией город. Те, кто ездят туда уже много лет, шутливо удивлялись появившемуся еще на одной улице асфальту. 

Дахаб, как я уже сказала, это параллельная реальность, где, если по-настоящему мечтать, вполне можно очутиться. И теперь мне кажется особенно удачным, что в день рождения – в начале своего нового года – я оказалась именно там. С этими людьми. С морскими глубинами и неспешным ритмом жизни.

 

На фото: Евгения Малышко в длинном сарафане стоит на берегу моря, повернувшись лицом к воде. Девушка подняла лицо к закатному небу, вскинув руки вверх. Справа от Евгении солнце садится за горы.