За кулисами «Безусловного театра»

Санкт-Петербург

 

На фото: Общая фотография артистов "Безусловного театра" в одинаковых футболках

 

Санкт-Петербург – город театральный. Знаменитые БДТ и Александринка, Мариинский и Молодежный на Фонтанке… Театры – это душа и настроение города. И есть среди мэтров культурной жизни Северной столицы один уникальный театр. Театр, артистами которого являются люди с различными формами инвалидности. Это первый в Санкт-Петербурге театр подобного формата, и имя ему «Безусловный театр».

Искусство свободолюбиво и безгранично, и поэтому на спектаклях «Безусловного театра» уже через десять минут перестаешь замечать, что кто-то из артистов передвигается на коляске, а кто-то имеет иные физические особенности. Творчество стирает ненужные черты и проявляет истинное – талант, кураж, умение вжиться в роль. Серьезные актеры играют, а точнее проживают на сцене, большие важные роли. И у зрителя разбиваются вдребезги шаблонные представления о том, каким должен быть театр. Ребята со всей искренностью показывают, каким театр может быть! И успех постановок «Безусловного театра» тому подтверждение.

О том, чем живет «Безусловный театр», его создатели и артисты, рассказывает один из режиссеров и педагог по сценической речи Майя Королева.

 


 

- Как возник «Безусловный театр», кто его основатели?

- Идея о создании театра, где бы играли люди с ограниченными возможностями, возникла у нашего художественного руководителя Евгения Михайловича Царева давно. В силу своей профессии и работы режиссером-постановщиком на различных мероприятиях он видел, какими талантами обладают инвалиды. Тогда же и возникла идея о создании необычного, уникального театра. 

К тому же известно, что подобные профессиональные и непрофессиональные актерские труппы существуют во многих странах мира, в том числе и в России. В Перми существует инклюзивный театр-студия «Пространство любви», где играют ребята с синдромом Дауна. В Майкопе есть театральная студия для колясочников. В начале 2000-х в Москве был создан театральный проект неслышащих актеров «Недослов». Участники проекта — молодые талантливые профессиональные актеры, глухие и слабослышащие. Все они окончили театральный факультет Специализированного института искусств. Спектакли проекта «Недослов» ориентированы как на слышащего зрителя, так и на зрителя с проблемами слуха. Такие театры существуют во всем мире. Но только не в Петербурге. 

Весной 2014 года, после долгих поисков и переговоров, на базе Центра реабилитации инвалидов Фрунзенского района, при поддержке администрации центра и района, прошел первый кастинг актеров. Первые занятия студии начались осенью этого же года. Примерно тогда же Евгений Царев пригласил в театр своего друга и однокурсника Артема Борисовича Миллера в качестве педагога по актерскому мастерству и режиссера. А я пришла в коллектив весной 2015-го как педагог по сценической речи. 

 

- Сколько актеров сейчас в труппе?

- На данный момент у нас десять актеров, которые заняты в спектаклях, и три режиссера-педагога. Еще у нас есть замечательный помощник режиссера Светлана Владимировна Лисова, которая не только на подхвате на репетициях и спектаклях, но она и костюмер, и гример, и бутафор, а в последнее время еще и звукорежиссер.

 

На фото: артисты театра на сцене во время спектакля. Некоторые актеры - на инвалидных колясках. Все артисты держат возле лица маскарадные маски с прорезями для глаз

 

- Как можно стать актером «Безусловного театра»? Какие требования предъявляются к претенденту?

- Все очень просто. Нужно пройти кастинг. Для этого необходимо подготовить стихотворение, басню, прозу, песню – все то, что готовят абитуриенты при поступлении в театральный вуз. Требования простые – желание работать и учится. А еще немного таланта, актерского обаяния и манкости. В нашем же случае – чтобы у человека была инвалидность. Уникальность нашего театра в том, что у нас все актеры имеют ту или иную степень инвалидности, у всех разные диагнозы.

 

- Сколько спектаклей в репертуаре театра? Чем они интересны?

- Как и в любом театре, список спектаклей у нас весьма разнообразный, разножанровый, на любой вкус самого притязательного зрителя.
Сейчас в репертуаре театра пять спектаклей и один капустник. Да-да! Капустник как жанр, сам по себе, очень интересный и непростой. Он состоит из номеров и реприз, которые придумали и написали наши актеры. Вместе с актерами зритель переносится из одной истории в другую, которые связаны между собой любовью к сцене. 

Спектакль «А кто я теперь?» – это инсценировка рассказов американского писателя Курта Воннегута. В него вошли пять историй: «А кто я теперь?», «Искусительница», «Воздвигни пышные чертоги», «Наследство Фостера» и «Долгая прогулка – навсегда». Это светлые истории о человеческих отношениях, мечтах и любви, творчестве и здравом смысле. Что бы ни происходило с героями этих небольших историй, главным для них остается любовь. И как это прекрасное чувство меняет все вокруг, когда сбывается мечта.

Сказка Бориса Шергина «Волшебное кольцо» – один из спектаклей-долгожителей в нашем репертуаре. В ней удачно соединяются юмор, поучительная история и сочный народный язык. Сам спектакль легкий, подвижный, яркий и очень музыкальный. Актеры прямо на сцене превращаются в своих персонажей, используя только детали костюмов и реквизит: царскую корону, шляпу, яркий зонтик. От этого создается ощущение легкости, игры, площадного театра, скоморошества в хорошем смысле этого слова, когда актеры не скрывают своей иронии и отношения к героям. Этому способствует и постоянное общение со зрителями. Граница между залом и сценой стирается. Особенно зрителям нравится сцена, когда главные герои Собака Бела и Кошка Сера начинают продавать пирожки. Она всегда проходит «на ура». Зрители легко включаются в игру и начинают торговаться с персонажами.

Еще один спектакль, который любят и зрители, и сами актеры – «Нина», поставленный по мотивам рассказа Кира Булычева «Можно попросить Нину?». Телефонные провода фантастическим образом проходят сквозь время и соединяют 1972 и 1942 года, мирный Ленинград с блокадным городом.

 У нас получился очень искренний и тонкий спектакль о том, как простой телефонный звонок может уничтожить расстояние и время, воскресить страшное военное прошлое и подарить светлую мечту о будущем. Это спектакль о человечности, без которой каждому из нас не выжить. Поскольку сама история очень короткая, то мы добавили в ткань спектакля стихи советских поэтов, через которые точно и осязаемо передается послевоенное и военное время. А еще, удивительно, но этот рассказ в канун 75-летия Победы стал очень актуальным. За последнее время мы увидели три или четыре очень разные постановки и версии этой истории: от кукольной до кино. 

Есть у нас в репертуаре и необычный материал. Пьеса С. Мрожека «Кароль». Это одна из всемирно известных и очень популярных пьес в жанре театра абсурда. Яркая сатира на современное общество. Сюжет незатейлив: к окулисту приходят внук с дедом, которому нужны очки для выполнения важной миссии. Поначалу Врач ведет себя разумно, он недоумевает по поводу странных поступков своих пациентов, затем постепенно превращается в мальчика для битья. И уже не он, а Дед и Внук, обладатели очков, владеют ситуацией и пространством. Собираясь убить некоего Кароля, старик и во Враче тоже видит его признаки. Мир мутирует, от страха и трусости у окулиста меняется оптика восприятия действительности, он включается в игру, где хотят убить Кароля. Перед зрителями встает вопрос: а все ли так однозначно в этой истории? Или это хитроумная головоломка взаимоотношений Окулиста и Дедушки с Внуком, которую необходимо разгадать зрителю?

Одна из последних работ театра – это спектакль «Тонкая психология». Классическая комедия положений по мотивам рассказа Надежды Тэффи. Тонкий юмор и маленькое хулиганство. Действие разворачивается на вокзале. Чего только не происходит в этой небольшой модели мира. Встречи, расставания, приобретения и потери... Здесь скука ожидания вмиг развеивается озорными фантазиями. А легкий юмор комичных ситуаций сменяется романтичной историей с хорошим концом. Две продавщицы небольшого вокзала расскажут зрителям историю необычного знакомства, которую они когда-то наблюдали. А может быть, выдумали?

 

На фото: актеры театра на сцене во время спектакля. Пара - девушка на коляске и молодой человек, держатся за руки возле занавеса

 

- Участвует ли «Безусловный театр» в театральных фестивалях и конкурсах?

- Да, первые несколько лет мы много и часто принимали участие в различных фестивалях. Так, в 2015 году на Международном конкурсе-фестивале «Преображение» мы стали Лауреатами I степени в номинации «Театр». В этом же году мы получили премию «МИРа» в номинации «Искусство во имя мира». В 2016 году на Международном фестивале «Волшебная феерия» стали Лауреатами II степени в номинации «Театр». Через год на 7-м Межрегиональном фестивале Молодежных театров «Апарт-Э» мы стали дипломантами I степени. Для нас фестиваль «Апарт-Э» вообще счастливый. На 8-м фестивале мы стали лауреатами и взяли приз «За главную мужскую роль». А еще мы дважды принимали участие в фестивале «Дом Довлатова» в Пушкинских горах. Всего, если подсчитать, будет около тридцати международных, региональных и городских фестивалей, конкурсов и форумов за всю историю нашего театра. Все фестивали, на которых «Безусловный театр» становился призером, проводились среди здоровых людей!

 

- Есть ли в труппе здоровые артисты?

- Когда задумывался театр, то наличие инвалидности было одним из основных критериев. Есть много театров, где вместе на сцене работают и здоровые артисты, и ребята с ограниченными возможностями. Но наш худрук хотел собрать именно такую труппу. И у него получилось. Так что у нас в театре играют артисты с разными диагнозами: от травматиков до ментальников. Хотя в последнее время ребята принимают участие в различных театральных проектах и играют со здоровыми актерами наравне. И ничуть не хуже. И это здорово. Для тех и других это бесценный опыт. 

 

- Кто в составе педагогов?

- В основном мы работаем втроем. Евгений Михайлович Царев – худрук, режиссер, педагог по мастерству актера. Артемий Борисович Миллер – режиссер-постановщик, педагог по актерскому мастерству и я. У меня ребята занимаются сценической речью, читаю им лекции по истории театра. И конечно, я тоже выступаю как режиссер. Все дисциплины тесно взаимосвязаны. 
Ребята еще занимаются вокалом, и был период, когда у них была такая сложная, но очень нужная каждому актеру дисциплина, как сценическое движение. 

А еще у нас часто проходят мастер-классы с другими педагогами и известными артистами не только из Петербурга, но и из других городов нашей страны и даже из-за рубежа. Вот, например, мастер-классы знаменитого клоуна и педагога датчанина Денни Денниса. Как только он приезжает в Питер, так сразу приходит к нам в гости. 

 

- Как проходят репетиции?

- Если это занятие, то оно начинается с разминки или с зачина. Если это работа с новым материалом, то читка пьесы. В театре это называется «застольный период». Все садятся за стол или в кружок, обсуждают прочитанное, разбирают мотивы, действия, логику персонажей. У кого какие взаимоотношения, кому что надо, кто что хочет и т. д. Это необходимая «кухня», из которой и складывается спектакль. И таких репетиций может быть не одна и не две, все зависит от сложности материала. И только после этого актеры выходят на площадку, на которой ставится «выгородка». Это схематические декорации, чтобы актеры понимали, где будет стоять стол или стул, где будет окно или дверь. И таким образом выстраиваются мизансцены. Короче, все, как в обычном театре.

 

На фото: актеры театра на сцене во время спектакля. Герои, играющие Собаку Белу и Кошку Серу на инвалидных колясках

 

- Вы уже имели опыт онлайн-спектаклей? В чем сложность такого формата? А удобство?

- Да, в связи со сложившейся ситуацией мы получили опыт проведения онлайн-спектаклей. Хотя самый первый опыт у ребят был во время работы над спектаклем «Машка». Это был совместный проект в рамках лаборатории Мастерской Современного Театра, где играли и профессиональные актеры, и артисты «Безусловного театра». Этот спектакль транслировался онлайн. Его посмотрело несколько десятков тысяч зрителей.

С началом карантина и самоизоляции нам тоже пришлось уйти в Интернет, как и многим театрам. Ребята показали «Оскара», спектакль по роману французского писателя и драматурга Эрика-Эммануэля Шмидта. Это совсем свежая работа, созданная совместно с мастерской «Тет-А-Тет», режиссер Игорь Решетов. У нас была только сдача «для пап и мам», показ на ограниченный круг зрителей. Увы, но помешал показать премьеру карантин. С этим же режиссером ребята приняли участие в смелом эксперименте, онлайн-показе по пьесе Ивана Вырыпаева «UFO». И 8 мая мы показали нашу «Нину». 

 

Для данной ситуации показ спектакля онлайн – это возможность для театра и актеров напомнить о себе. Может быть, немного заработать. Это удобно, в первую очередь, для зрителя. Можно лежа на диване и не выходя из дома посмотреть спектакли театра «Глобус» или «Ла Скала», Комеди Франсез или МХТ. Спектакли Чеховского фестиваля или «Золотой маски», те, на которые не купить билеты и не попасть физически. Или они уже не идут в репертуаре. Но настоящий театр происходит всегда «здесь и сейчас». Театр тем и отличается от кино. Происходит взаимный обмен энергиями: актеры зрителям, и наоборот. Нет ничего трепетнее для актера, как за пару минут до начала спектакля выйти на темную еще пока сцену и послушать дыхание зала, разговоры зрителей, смех, шум. Так же и зритель чувствует и понимает, когда на сцене возникает «театральная магия». Ее ткань столь неуловима и непрочна, что камера, увы, не в силах это передать. Для меня показ спектакля онлайн – это суррогат. 

 

На фото: актеры театра на сцене во время спектакля

 

- Какие взаимоотношения в творческом коллективе?

- В творческом коллективе отношения такие же, как и в любом другом: разные. Все так же ссорятся, ругаются, мирятся, ленятся, бездельничают. А потом могут собраться, мобилизоваться и удивить. Главное, что мы стараемся делать – это оставлять свои личные проблемы за порогом репетиционного зала. Они никого не интересуют. Все пришли работать и творить. А для этого нужно хорошее настроение. Творчество из-под палки – не творчество, а насилие.

 

На фото: сцена из спектакля. Актеры - мужчина и женщина, сидят в инвалидных креслах откинувшись на спинку кресла, закатив глаза вверх и подняв правую руку ко лбу

 

- Кто помогает театру? Есть ли у него спонсоры?

- Нам очень помогает администрация реабилитационного центра Фрунзенского района, где находится наша база, репетиционная площадка. Вот уже шестой год как они стали нашим домом. Спасибо большое за терпение и помощь Евгении Александровне Кузьминой, директору центра, и Наталье Алексеевне Зайцевой, заместителю директора. Нас поддерживал МТС и фонд «Планета добра», оплатили нам покупку микрофонов и театральных ширм. И недавно мы начали тесно сотрудничать с международным социально-культурным проектом Вячеслава Заренкова «Созидающий мир». Театр «Килизэ», который входит в состав этого фонда, любезно предоставил нам свою площадку для показов. Это необычная театральная площадка, которая расположена на высоте 80 метров над Петербургом, и с нее открывается потрясающий вид на город и залив. Зритель получает в два раз больше впечатлений и от спектакля, и от прекрасной панорамы Северной столицы.

 

- Важна ли для вас доступность площадок?

- Да, конечно. Если нас приглашают где-то выступить, то в первую очередь мы думаем о ее доступности. Есть прекрасные театральные площадки, но, увы, недоступные для нас. И дело не только в лестницах в зал, а в закулисном пространстве, в доступности на сцену, в гримерки, в туалеты. У нас пять из десяти артистов передвигаются на колясках. К тому же к нам на спектакли приходят и необычные зрители – колясочники, например. И тогда встает вопрос, как их поднять, где разместить коляски и т. д. Так что это достаточно болезненный для нас вопрос.

 

- Ездит ли театр на гастроли?

- Мы дважды ездили на фестиваль «Дом Довлатова» в Пушкинские горы. И поняли, что это очень дорогое и сложное удовольствие. Возникают проблемы с доступностью транспорта, как правило, это обычные автобусы. Нужны волонтеры, чтобы поднимать ребят и тяжелые коляски. Гостиницы, номера, бытовые условия далеко не всегда приспособлены под наших артистов. Вернее, я бы сказала, что совсем не приспособлены. И тогда нам приходится обходиться собственными силами. Спасибо мамам, которые с нами ездят и порой выступают в роли тягловой и подъемной силы. Бывает так, что надо коляску на сцену поднять, а потом ее спустить. Не всегда есть спуски и пандусы для колясок. Гастроли – это хорошо, но очень проблематично. 

 

На фото: сцена из спектакля. Актер на инвалидной коляске держит ружью и направляет его на пару - мужчину и женщину, которые улыбаются

 

- Случаются ли у артистов творческие застои, споры, конфликты?

- Как и у всех нормальных творческих людей, бывает все. Театр – живой организм и достаточно нервный, подвижный, обидчивый. Споры и конфликты в работе – это нормально. Главное, чтобы это все касалось творческой стороны дела. Не переходило на личности артистов. Когда идет поиск решений, бывают и расхождения в видении сцены, образа и даже костюма. Для того чтобы решить конфликтные ситуации, существуют репетиции. На них все проверяется, как лучше, как интереснее, проще, результативнее и т. д. И потом после каждого прогона сцена обсуждается, вносятся правки. Иногда, когда что-то не получается, нужно оставить, отпустить эту проблему, не нужно на ней зацикливаться. И решение придет само.


 - Отмечаете ли все вместе премьеры?

- Мы отмечаем не только премьеры, а еще и праздники, и дни рождения. Стараемся подходить ко всему творчески. Устраиваем небольшие капустники, поздравления. Если не успеваем отрепетировать, то тогда «Да здравствует импровизация!». Но стараемся все-таки подготовить небольшую заготовку заранее. 

 

На фото: четверо актеров в инвалидных колясках на сцене театра. Двое из них в маскарадных масках. Двое других показывают удивление и испуг

 

 

- Чего не хватает театру для «полного счастья»?

- Для полного счастья театру не хватает своей площадки. Такой, чтобы на ней было удобно работать нашим артистам. Чтобы была доступность в закулисном пространстве, чтобы можно было проехать за кулисами свободно и не обрывая их. Чтобы на сцене можно было развернуться так, как надо, и ничего не цеплять. Чтобы зритель на колясках мог попасть в зал без каких-либо проблем и усилий. И еще очень хотелось бы, чтобы у ребят, которые работают по пять дней в неделю, была финансовая поддержка в виде зарплаты. Наверное, тогда и наступит «полное счастье». Поскольку творческих идей и планов у нас много. И еще, для большей радости, нам очень нужен свой специализированный транспорт. Небольшой автобус с подъемником для колясок, чтобы мы сами могли ездить на гастроли. 

 

- Каковы планы на ближайший год?

- Увы, но, видимо, этот сезон у нас закончился из-за сложившейся в мире и в стране ситуации. Мы не успели выпустить два новых спектакля. И сыграть те, что были запланированы к показу на сцене «Килизэ». Надеюсь, что мы начнем новый сезон в августе в полном составе. Артисты соскучатся по работе, режиссеры – по актерам, и мы примемся за репетиции и постановки с новой силой и с новым вдохновением. 

Фото «Безусловного театра»