Виктор Захарин: из коляски на монолыжу

Виктор Захарин: из коляски на монолыжу

Сочи

 

На фото: Виктор Захарин в горнолыжном костюме и шлеме спускается по снежному склону на монолыже, победно вскинув обе руки вверх с палками. Рядом с Виктором - инструктор

 

Горы не отпускают никого, кто посвятил им хоть малую часть своей жизни. И даже если кажется, что после травмы вернуться в строй горнолыжников невозможно, возникает идея о развитии адаптивного спорта. Подобных примеров множество, когда люди, передвигающиеся в коляске, вновь поднимаются в горы, встают на серф, погружаются в глубины морей. Одним из ярких примеров целеустремленности и упорства в достижении своих целей является горный гид Виктор Захарин.

 


 

– Лыжи – ваша давняя мечта или внезапный порыв?

– Лыжи – моя давняя профессия, более десяти лет до моей травмы.  Я родился и вырос на Камчатке, поэтому выбор был очевиден. Поэтому, наверное, мне хочется вернуть те ощущения, к которым я привык на протяжении долгих лет.

 

– Вы профессиональный горный гид. Где получают эти навыки? В чем заключается ваша работа? 

– Правильнее сказать, бывший профессиональный гид, сейчас по понятным причинам я не могу работать в данной профессии. Обучение происходит в рамках Российской школы горных гидов, проводимой Ассоциацией горных гидов России, и занимает около пяти лет с перерывами на стажировку под контролем гидов, уже закончивших обучение. Работа гида заключается, в первую очередь, в обеспечении безопасности клиентов во время пребывания в горах, это может быть трекинг, альпинизм, катание на лыжах вне трасс и другие виды активного отдыха.

 

На фото: Виктор Захарин в шлеме раскачивается на подвесных качелях над горной пропастью. Позади него виден узкий подвесной мост, по которому идет человек

 

– В чем прелесть хели-ски и отличие от других видов горных лыж?

– Хели-ски (от англ. Helicopter – вертолет) – это катание в диких горах с использованием вертолета. Вертолет выполняет роль подъемника, то есть группа высаживается на вершине и далее осуществляет спуск по нетронутому снегу (целине), где затем их снова встречает вертолет. Довольно сложно объяснить, в чем его прелесть, непосвященному человеку. Но если вы катаетесь на горных лыжах, то практически полное отсутствие людей, отличный снег и доступ к горам, куда не попасть иным способом – вот то, почему люди отдают большие деньги, чтобы покататься на хели-ски.

 

– Какие горные вершины вы «откатали»?

– За свою карьеру я побывал в большом количестве горных районов страны и мира. Это горы Камчатки, Сибири, Кавказа, как на хели-ски, так и в рамках пеших восхождений и катания на курортах. Кроме того, Индийские Гималаи, Непал, различные регионы Грузии, Казахстана, Европы.

 

На фото: Виктор Захарин в горнолыжном костюме, шлеме и солнечных очках спускается со снежного склона на монолыже, отталкиваясь палками от поверхности горы

 

– Были ли опасные ситуации для вас или членов вашей группы на спусках (до вашей травмы)?

– Катание вне трасс – вообще опасный вид активности, и ни один гид мира не может гарантировать вам полную безопасность. В целом пребывание в горах опасно, бывали и лавины, и различные травмы, но все заканчивалось хорошо.

 

– После травмы была ли мысль «Ерунда, снова встану на лыжи»?

– Да, особенно в самом начале. Прошло какое-то время, прежде чем я осознал, насколько все серьезно. Как и у многих была мысль: «Я-то точно смогу восстановиться», но только потом стало понятно, что желание – это лишь малая часть успеха.

 

– Случались ли депрессии, и что именно вам помогает справляться с ними?

– Наверное, это скорее перепады настроения и потеря мотивации, чем депрессия. Это происходит периодически, иногда нужно просто это пережить, иногда помогает хороший пинок от любимой и друзей. Главное – концентрироваться на том, что ты можешь делать, а не на том, чего ты лишен. Находить что-то интересное, что будет поднимать тебя с кровати каждый день. 

 

– Если не лыжи, то в каком виде спорта или занятии, профессии вы видите себя? Или лыжи – самоцель?

– Вот это очень сложный вопрос, всю сознательную жизнь я работал в горах и делал это с удовольствием, так что довольно сложно сейчас переключиться на что-то другое.

 

На фото: Виктор Захарин в толстовке с капюшоном, джинсах и кедах сидит в инвалидной коляске, балансируя на больших задних колесах на берегу водоема

 

– Сейчас вы живете в Красной Поляне? Насколько там удобнее человеку на коляске, чем в других городах?

– Да мы переехали чуть больше года назад. Если говорить о доступности среды, то все довольно сложно, как-никак Красная Поляна все же горная деревня, так что без машины здесь будет непросто. Но при этом там осталось большое количество объектов инфраструктуры после проведения Сочинской Паралимпиады, которая делалась с учетом доступности среды.

 

– Вы успешно проходите реабилитацию и уже можете передвигаться на ногах и даже встаете на лыжи. Изменились ли ощущения от ходьбы, от передвижения на лыжах?

– Конечно, изменились, учитывая, что катаюсь я сейчас в положении сидя, а это сильно отличается от предыдущего опыта. Ну и отсутствие чувствительности ниже пояса тоже вносит свои коррективы. Ходьба тоже ощущается по-другому, попробуйте отсидеть себе ноги, а потом пойти пройтись.   

 

На фото: Виктор Захарин с бородой, в шортах, футболке и кепке стоит на песчаном пляже на берегу моря, опираясь двумя руками на костыли. Позади него возвышается белый маяк

 

– Вы общаетесь с коллегами по горным лыжам, с гидами, инструкторами? Участвуете ли в общих сборах, мероприятиях, делах?

– Это одна из причин, почему я перебрался в Красную Поляну – здесь за последние годы сформировалось огромное комьюнити людей, любящих горы и работающих в горах. Поэтому сейчас даже в магазин невозможно выйти, не повстречав коллег. Второй год подряд я работаю судьей на соревнованиях мировой серии по фрирайду (катанию вне трасс). Продолжаю деятельность, связанную с горами, в формате онлайн. Веду информационный аккаунт, направленный на повышение лавинной грамотности среди отдыхающих зимой в горах. Также немного участвую в деятельности Ассоциации горных гидов.

 

На фото: Виктор Захарин с бородой, в клетчатой рубашке и кепке вечером сидит за столом вместе с группой людей

 

– Помогают ли вам навыки, черты характера, приобретенные в «горнолыжной» жизни?

– Наверняка. Сложно лежать на диване, когда всю жизнь провел в путешествиях. Привычка к физической нагрузке и «страданиям» тоже дает свои плюсы как в реабилитации, так и в обычной жизни. 

 

– Вы катаетесь на монолыже. Она у вас приобретенная или арендованная? Наши читатели интересуются, можно ли начать заниматься на монолыже и где? Есть ли в России обучающие программы, инструкторы?

– Монолыжа у меня своя, приобретенная с огромной помощью моих друзей и коллег. Когда стало понятно, что к классическим лыжам в ближайшие годы я не вернусь, они помогли мне поскорее вернуться в горы. Ребята собрали деньги, и я поехал во Францию за монолыжей. К сожалению, пока в России всего несколько человек, которые катаются на монолыже, так что говорить об аренде, инструкторах и школах пока сложно. Но к счастью, все больше и больше людей начинают этим интересоваться, люди становятся активнее вне зависимости от своих физических ограничений. Поэтому ближайшие годы должны привести к росту доступности активных видов спорта для людей с ограниченными возможностями.

 

На фото: Виктор Захарин в горнолыжном костюме на монолыже на снежном склоне вместе с другими лыжниками

 

– Возникало ли у вас желание стать тренером для людей с ограниченными возможностями? Каковы ваши ближайшие цели?

– Да, у меня есть желание развивать адаптивный спорт, в первую очередь горнолыжный. Мы видим отличные примеры, как ребята продвигают адаптивный вейкборд, например, и какой отклик это имеет. Думаю, что многие из тех, кто сейчас передвигается на коляске или по разным другим причинам не может снова встать на лыжи, когда-то катались и хотят снова вернуть эти ощущения. Мне все чаще пишут в Инстаграм после просмотра видео с катанием с вопросами, где и как можно попробовать? Так что хочется дать людям такую возможность.

Фото Виктора Захарина