Музыкант, писатель, режиссер – «крутой парень» Владимир Рудак

Музыкант, писатель, режиссер – «крутой парень» Владимир Рудак

 

На фото: Владимир Рудак в куртке, кепке и темных очках  держит в руках небольшую гитару укулеле

 

Творческий человек часто проявляет свои таланты в различных ипостасях. Таков Владимир Рудак из Петрозаводска. Он музыкант, играет на акустической гитаре, с 1996 года руководит коллективом «Оркестр Кто Как Может». Его перу принадлежат три книги: «Вечный сахар», «Единственная стрела», «Я – слон!», его рассказы публикуют литературно-художественные журналы. Кроме того Владимир известный режиссер и сценарист. Из семи снятых им фильмов, где наравне с условно здоровыми артистами играют актеры с инвалидностью, первый носит символическое название «Крутые парни не танцуют». В 2013 году Владимир получил премию «Новая интеллигенция» за свой проект «Реабилитация людей с инвалидностью через кинематограф». (Лауреат премии Елены Мухиной в номинации «И слово отзовется…», Лауреат Карелии.)

О своем творчестве и любви к путешествиям как части этого творчества рассказывает сам Владимир Рудак.

 


 

- Кино, музыка и книги – какую часть себя, своего характера вы реализовываете в каждом виде искусства?

- Можно сказать, что у меня все эти виды воссоединились. Кинематограф включает в себя и музыку, и литературу. Когда-то все эти направления у меня были разрознены. Я занимался с музыкальной группой. А когда заканчивался музыкальный сезон, переключался на литературу или сценарии. Снимали с друзьями своими силами фильмы. А последние несколько лет я чувствую, что все сошлось в таком едином творческом потоке. Музыка есть во всем, чем я занимаюсь, литература есть во всем, и кино есть во всем. Когда сочиняешь рассказы, у тебя в голове рождаются картинки. Ну а кино – это вообще все вместе!

Не только сам процесс создания творческого продукта занимает время, но и период подготовки. Прежде чем что-то написать, надо чем-то вдохновиться, что-то прочувствовать, запустить работу на уровне подсознания. И вот эти процессы, они, как правило, бесконечны у творческого человека. 

Песня звучит несколько минут, но сколько предшествует этому событий и впечатлений, это сложно понять. Песни пишутся по-разному, одна сочиняется быстро, создание другой растягивается на несколько лет. Если говорить о литературе, то, пожалуй, это будет основным, поскольку все начинается со слова. Даже если в голове появились картинки, но именно слово на бумаге все это фиксирует, и начинается движение к созиданию. 

 

- С чего началось творчество для вас?

- Конечно, с музыки. Кино добавилось позже, как и литература. А вот музыкой, игрой на гитаре я стал заниматься еще в пионерском лагере. Если перебирание струн на трех аккордах в пятнадцатилетнем возрасте можно назвать музыкой, то она для меня была первой. Ребята в пионерском лагере играли на гитарах. Мне очень понравилось, я попросил показать аккорды. Потом стал пытаться придумать свои песни.

 

На фото: Владимир Рудак вместе с музыкантами на сцене,  сидя перед микрофонами играет на гитаре и поет

 

- Тема инвалидности выбрана в ваших фильмах не случайно. Что вы хотели сказать или показать этим?

- Понятно, что она не случайна, потому что творческий человек, попадая в ситуацию, когда происходит что-то неприятное, все равно черпает из нее вдохновение и воспринимает это как возможность рассказать, показать ситуацию с другой стороны. Я хотел донести до общества, что люди с инвалидностью тоже попадают в нелепые ситуации, а не живут только своими страданиями и переживаниями, связанными с инвалидностью. 

Сейчас образ жизни людей с инвалидностью постепенно изменяется, он иной, чем 25 лет назад. Нам с друзьями, когда мы снимали фильм «Крутые парни не танцуют», хотелось пробить стену недопонимания, показать, что люди с инвалидностью могут делать какие-то смешные вещи, что мы являемся точно такими же людьми. И хочется, чтобы мы на экране не были представлены в однобоком образе: грустная музыка, человек сидит на коляске, и колени у него прикрыты клетчатым пледом. Вот это образ, который долгие годы был запечатлен в сознании каждого советского человека. 

В 2005 году мы с друзьями сняли черную комедию «Крутые парни не танцуют», которая задела даже некоторых людей с инвалидностью, некоторые говорили, что это кощунственно. Многие инвалиды ведь принимают героический образ и хотят, чтобы их оставили на таком троне. А ведь в этой жизни все люди борются, и инвалиды, и здоровые. И эта борьба каждого человека может быть невидимой, но не менее болезненной, поэтому не надо делать инвалидов героями.

 

На фото: Владимир Рудак на инвалидном кресле на сцене на презентации фестиваля "Кино без барьеров". Позади него на большом экране надпись: Кино без барьеров
Владимир Рудак: правильной инклюзии помогает культура

 

- С актерами с инвалидностью сложнее или легче работать? Или наличие инвалидности вообще в данном случае не имеет значения?

- «Крутые парни не танцуют» был, пожалуй, первым инклюзивным фильмом. Конечно, все зависит от того, что требуется в фильме от артиста. У нас не было возможность проводить кастинг, поэтому мы приглашали ребят с инвалидностью, которые были согласны и готовы сниматься. И нет никаких особенностей, просто работаешь как с артистом, в зависимости от того, какой результат режиссеру нужно получить.

 

- Что нужно человеку делать, как себя вести, как подать, чтобы общество не считало тебя инвалидом? 

- Сложно сказать, потому что каждый случай рассматривается отдельно. Поскольку если убрать ярлык инвалид и просто рассмотреть людей, то можно понять, что все люди комплексуют по какому-то поводу, все находятся в каком-то поиске, как и человек с инвалидностью. Но для людей с инвалидностью большой преградой является отсутствие доступной среды, которая не позволяет оказаться там, где он хочет. 

И еще правильной инклюзии помогает культура, ведь чем больше общих проектов, тем лучше отношение к людям с инвалидностью в обществе. Например, можно проводить много семинаров на тему инклюзии, а можно посмотреть одно кино, и человек увидит на экране что-то такое, что разрушит его стереотипы. Но все это должно сопровождаться доступной средой. Сейчас появились сериалы, где мы видим доступную среду, к примеру, в сериале «Молодежка», где в фильме существуем мы, люди с инвалидностью. И не просто присутствуем на заднем плане, а живем, занимаемся какими-то своими делами, спортом, работаем. И на экране показывается, допустим, пандус. А зритель все это считывает (возьмем опыт зарубежного кинематографа). И чем больше будет таких эпизодов, тем естественнее общество будет воспринимать инвалидность. 

Делать героические фильмы, где человек полтора часа экранного времени пытается встать на ноги, чтобы стать таким же, как все, не стоит. Понятно, что кино – это эмоции, и многие режиссеры стараются вызвать у зрителя жалость с помощью человека на коляске. Кому-то это все кажется естественным.

 

На фото: Владимир Рудак в кепке, толстовке и жилете сидит в зале и задумчиво смотрит на экран, подперев подбородок рукой

 

- Какую часть вашей жизни занимают путешествия?

- Я начал путешествовать еще в детстве с мамой, мы с ней были на Черном море, в Прибалтике, и это, видимо, заложило во мне интерес к путешествиям. Потом я занимался спортом и ездил на соревнования, потом работал в театре, мы ездили на гастроли. Затем я стал ездить на общественные встречи и мероприятия, связанные с темой инвалидности. А потом уже моя творческая деятельность послужила толчком к путешествиям. Это моя музыкальная деятельность с концертами, кинематографические фестивали и творчески поездки за границу, куда меня приглашали выступать. И мы с супругой уже привыкли, что каждый год у нас есть несколько поездок по моей общественной и творческой деятельности. 

 

На фото: Владимир Рудак на инвалидной коляске на площади старинного европейского города
Австрия, Инсбрук

 

- Где вы бывали, что понравилось? Что не понравилось?

- Мне очень нравится маленький немецкий городок Тюбинген. Это город-побратим нашего Петрозаводска, мы там были четыре раза, этим летом собирались посетить его в пятый раз. У нас происходит культурный обмен между городами. Я выступал на дне города Тюбингена, в колледжах и университетах проходили литературные чтения по моим рассказам. Это маленький городок с игрушечными домиками вдоль реки, уютный и симпатичный. Также мне понравился австрийский Инсбрук, хотя Вена тоже впечатлила. Но меня больше трогают старые города с удивительной архитектурой. 

Города, которые не понравились, даже не могу вспомнить. Мне настолько нравится само ощущение от поездки, что, уже собираясь в путешествие, я настраиваюсь на радостные впечатления.

 

На фото: Владимир Рудак на инвалидной коляске на площади перед католическим костелом в готическом стиле. Вена
Австрия, Вена

 

- Что вы берете с собой в путешествие? Есть ли у вас какие-то необходимые «фишки»?

- У нас, как правило, два чемодана, поэтому мы их нагружаем всем необходимым. Я смотрю в дороге кино, и для меня важно, чтобы с собой был носитель, на котором я смогу посмотреть фильмы. Я беру то, что обычно берет с собой любой путешественник.

 

- Вы приняли участие в проекте «Паруса духа» с незрячими ребятами. Как взаимодействовала команда? Какую роль выполняли вы?

- Я прошел на яхте с командой кусочек от Петербурга до Кронштадта. За штурвалом я находиться не мог, туда на коляске просто не забраться. Я играл, скорее, роль творческую: написал гимн проекту, был судьей соревнований среди участников проекта. Мы с Олегом Колпащиковым, который руководит всем процессом «Парусов духа», знакомы давно. Вместе ездили в Армению, Петербург. Я много раз принимал участие в мероприятиях, где незрячие ребята обучались управлению яхтой, исследовали, что она собой представляет. Они ощупывали каждую ее часть. И потом в команде уже управляют яхтой. «Паруса духа» – это не только морские путешествие, но и комплекс реабилитационных мероприятий. 

Олег всегда уделял особое внимание культуре. В Армении, к примеру, у нас было несколько рок-концертов с потрясающими армянскими музыкантами, которые стали нашими друзьями, и в последующих поездках тоже принимали участие в концертах. Такие мероприятия позволяют привлечь внимание людей и показывают, что мы можем создавать совместные проекты, что помогает вести борьбу со стереотипами в обществе.

 

На фото: белая яхта под белым парусом плывет по озеру
Под  «Парусами духа»

 

- Бывают ли у вас творческие кризисы, и как вы из них выходите?

- Конечно, бывают. Я отношусь к этому с пониманием и называю это не кризисом, а буферизацией. Человек не может постоянно только отдавать, через некоторое время он почувствует потерю сил. Если я чувствую, что песни не сочиняются, я просто понимаю, что мне надо набрать впечатлений, и они сами потом родятся. Раньше я расстраивался, мол, как же так, мир останется без моих гениальных сочинений. А теперь я понимаю, что надо просто ждать, и все. Есть еще литература, есть кино. А кинематографическое искусство, оно вообще не терпит кризисов, нужно побуждать себя работать профессионально, а не зависеть от настроения.

 

- Какими наградами вы отмечены? Что для вас награды – стимул, признание заслуг или что-то иное?

- У меня на балконе коробка стоит с дипломами и статуэтками. Мои награды не брошены, они дороги для меня, за каждой наградой стоит общение с интересными людьми, показ работы зрителю. Это всегда теплые и радостные воспоминания. 

 

- Каковы ваши ближайшие творческие планы?

- Да, планы есть. Мы сейчас занимаемся подготовкой к съемкам пилотной серии сериала в рамках культурного приграничного проекта Союза кинематографистов Карелии и Финляндии. Еще у нас запланированы съемки короткометражного фильма совместно с киношколой «Без границ» при поддержке Фонда Президентских грантов. У меня всегда в запасе есть замысли и идеи, которые ждут своего времени. Я стараюсь сделать сначала одно, потом приступить к другому, а хочется, конечно, все сразу! 

 

На фото: Групповое фото съемочной группы. Владимир Рудак на инвалидной коляске, рядом с ним - большая камера. Остальные участники группы держат в руках микрофон и нумератор
Старт съемок в рамках проекта «LOKKI» - программы приграничного сотрудничества Россия-ЕС

Фото Владимира Рудака