Инклюзия на кончиках пальцев в мастерской тактильных макетов

Москва

 

На фото: Юлия Андриевич стоит в выставочном зале музея между двумя столами с архитектурными макетами зданий
Юлия Андриевич - руководитель мастерской Inclusive Division

 

Юлия Андриевич, руководитель проекта Inclusive Division, дизайнер и тифлокомментатор, рассказала, что вдохновляет ее работать в сфере музейной инклюзии и тифлокомментирования, о буднях работы мастерской тактильных макетов и о счастье ежедневного созидания.

 


 

- Для начала расскажи, пожалуйста, про проект в целом: что это такое, чем вы занимаетесь? 

- Наш проект называется Inclusive Division, мы занимаемся адаптацией музейных экспозиций для незрячих и слабовидящих посетителей. Думаю, стоит пояснить, что мы занимаемся не архитектурной доступностью, а адаптируем музейный контент. Мы работаем комплексно: создаем тактильные макеты (архитектурные, барельефы, круглую скульптуру и другие), тактильную графику, схемы помещений, таблички со шрифтом Брайля и многое другое. А еще я – тифлокомментатор. Тифлокоментарий – это лаконичное описание предмета, пространства или действия, которое помогает незрячему человеку лучше понять то, что он не может увидеть. Тифлокомментирование применяется не только в музеях, но и в театре, кино, на телевидении, это очень полезная штука! Мы любим музеи и искренне хотим, чтобы культурное наследие было доступно всем людям, не зависимо от их особенностей. Здорово, что нашу страсть к творчеству и знание технологий и материалов мы смогли применить в этой сфере!
 

- Назови самые, на твой взгляд, значимые работы или выставки за прошедшие годы?

- Мне кажется, что я занимаюсь этим делом всю жизнь, на самом деле нам только третий год. Но уже есть что вспомнить! Конечно же, мне хочется отметить наш первый проект. Это выставка «Архитектура стадионов», которая проходила в Музее архитектуры им. Щусева летом 2018 года в разгар Чемпионата мира по футболу. Тогда мы сделали десять тактильных макетов стадионов и тактильную схему залов. Кстати, для музея это была первая выставка, доступная для незрячих посетителей. И первый блин не был комом, это было прекрасное начало. Наши макеты замечательно раскрывали тему развития стадионостроения в каждом зале, стали стилеобразующим элементом выставки, они выглядели органично, очень архитектурно, при этом их можно было трогать.

 

На фото: тактильный макет стадиона Лужники
Тактильный макет Лужников к выставке «Архитектура стадионов»

 

Это производило сильное впечатление на всех, в том числе на главного архитектора Москвы. Мне очень понравилось работать над концепцией на этапе проектирования выставки (я же по образованию дизайнер интерьера и среды), это всегда дает лучший результат и невероятный драйв. Очень приятно работать в команде таких разных, но очень крутых специалистов!

 

На фото: незрячие посетители изучают тактильный макет стадиона
Тактильные макеты произвели сильное впечатление на посетителей

 

Еще один проект с МуАром – выставка «Эпоха модерна» - очень значимый для нас. К этому времени я уже отучилась на тифлокомментатора, поэтому к нашим 11 макетам, другим экспонатам и залам я написала тифлокомментарии. Совместно с куратором выставки мы разработали экскурсию, и на протяжении лета 2019 года я водила экскурсии для незрячих, слабовидящих и слепоглухих посетителей. Это был невероятный опыт! Один из последних проектов – это целый зал с тактильными макетами в Русском музее. Этот проект достоин отдельной статьи, мы им очень гордимся. Для него мы сделали 25 тактильных макетов скульптур и барельефов плюс макет Строгановского дворца, а еще этикетки со шрифтом Брайля, тактильную схему зала, совместно с искусствоведами написали тифлокомментарии, оснастили аудиогидом. Лучше один раз увидеть, в том числе руками, а еще лучше не один раз! Очень ждем открытия.

 

На фото: Юлия Андриевич ведет экскурсию для незрячих посетителей по выставке "Эпоха модерна"
Экскурсия по выставке  «Эпоха модерна»

 

- Как появилась идея заняться именно этим? Что вдохновило?

- С 2006 года я занималась архитектурными макетами, работала в макетной мастерской и частным образом. С 2010 начала волонтерить в фонде «Подари жизнь». Я занималась в больницах с детьми творчеством, фотографировала, помогала делать журнал, участвовала в подготовке к выставкам. У меня был свободный график, поэтому я могла себе позволить вкладываться в это по полной. Мне очень хотелось заниматься творчеством и как-то помогать при этом. И вот в 2017 году я совершенно случайно узнала об инклюзивной деятельности музеев, побывала на конференции в Пушкинском и поняла, что это именно то, что я искала. За три дня конференции я испытала лавину инсайтов с мурашками, учащенным сердцебиением и вот этим всем. Оказалось, что существует параллельный мир, где люди говорят и думают на одном языке со мной.

При этом я осознавала, что моих технических знаний недостаточно, тут очень много нюансов, этических вопросов и просто чисто музейной специфики. Поэтому я пошла учиться в институт Реакомп на курс «Социокультурная реабилитация инвалидов музейными средствами», а потом и на «Тифлокомментирование». Мне это помогло плотно погрузиться в тему и чуть-чуть избавиться от комплекса самозванца.

 

- Что убедило, что ты на правильном пути?

- Пожалуй, наша первая выставка в МуАре и все, что было с ней связано, дало мне мощную поддержку и внушило оптимизм. Ну, например, после моей экскурсии директор института Реакомп Сергей Николаевич Ваньшин пригласил меня на бесплатное обучение тифлокомментированию, Я присутствовала на большинстве экскурсий и общалась с посетителями, я видела, насколько для них все это важно. Кроме того, после этой выставки о нас просто узнали в музейном сообществе, нас в него приняли.

 

На фото: Юлия Андриевич проводит экскурсию для Сергея Ваньшина по экскурсии "Архитектура стадионов"
Экскурсия по выставке «Архитектура стадионов»

 

- Кто или что помогает тебе в работе? Знания, опыт, люди вокруг?

- Мне очень помогает мое образование, умение видеть пространство и работать с ним. А еще, конечно, большой опыт в макетировании, знание технологий и материалов. У меня много творческих друзей, периодически мы делаем что-то вместе. И, разумеется, волонтерский опыт для меня очень важен. Это такой якорь, который помогает мне оставаться человеком, принимать других и верить, что мир можно менять к лучшему. Меня очень поддерживает семья. Мой муж, Марат, всегда был рядом и помогал, а сейчас он стал моим равноправным партнером. Теперь это наш семейный бизнес. Наша дочка, Майя, всегда с нами, она очень творческий человек и обожает проводить время в мастерской. В свои шесть лет она отлично разбирается в теме, я уверена, что она вырастет толерантным, свободным от предрассудков человеком.

 

- Поясни, в чем особенность именно тифломакета? В чем отличие от архитектурного?

- Поскольку тактильный макет предполагает осмотр руками, он должен быть очень прочным, приятным на ощупь, безопасным и понятным, то есть лишенным мелких деталей, которые все превращают в кашу. Важно применять различные фактуры, важен цвет. Да-да, цвет нужен! На самом деле каждый раз при создании тактильных макетов я включаю в себе тифлокомментатора, чтобы отделить главное от второстепенного. Я просто представляю, как бы я рассказывала об этом объекте, и все встает на свои места. Большого различия в материалах и технологиях нет, важен конечный результат. Мы используем все, что доступно человечеству на сегодняшний день, просто в нужном нам формате. 

 

На фото: Юлия Андриевич сидит возле мобильного столика с материалами на выставке "Эпоха модерна"
Юлия Андриевич на выставке  «Эпоха модерна»

 

- Поделись, как ты работаешь над макетом, какие есть подготовительные этапы, какие завершающие… Какие есть чисто технические вызовы?

- Каждый раз, как в первый раз! Нет, правда. Мы всегда начинаем со сбора информации об объекте. Иногда просто нет чертежей и обмеров, тогда Google maps нам в помощь. Очень важно выбрать нужную технологию, чтобы оптимизировать временные и финансовые затраты при этом обеспечить отличное качество. Я очень люблю этот этап, обожаю эксперименты с материалами. Завершающий этап тоже очень важен – окрашивание и покрытие лаком. А еще мне очень нравится после окончания работ делать уборку в мастерской, зачеркивать названия объектов на доске и заниматься съемкой готовых макетов. По поводу технических вызовов могу говорить бесконечно. Это использование неодимовых магнитов, покрытие макетов настоящим металлом, имитация фактуры раковины наутилуса, яйца страуса, дерева и камня, а архитектурные тактильные макеты – это вообще отдельная история. Каждый проект уникальный.

 

На фото: Юлия Андриевич сидит за рабочим столом перед большим планшетом с клавиатурой. На планшете открыт рисунок. Юлия работает над барельефом для Русского музея
Работа над барельефом для Русского музея


 
- И про рельефные рисунки к художественным выставкам расскажи, пожалуйста: в чем особенность, как работаешь, что учитываешь, как решаешь какие-то нюансы?

- В этом году благодаря заказу Пушкинского музея нам удалось попробовать свои силы в тактильной графике. Это особенный формат, с помощью которого мы переводим произведение изобразительного искусства в очень условное черно-белое рельефное изображение. И вот здесь мне очень помогает практика тифлокомментирования. Каждую такую картинку должно сопровождать описание, самостоятельно очень сложно идентифицировать объекты и разобраться в композиции. С Пушкинским мы попробовали различные материалы – разные пластики, термобумагу, искусственную кожу и даже линолеум. Мы очень благодарны музею за смелость и страсть к экспериментам. В процессе создания тактильной графики мы прибегали к помощи тифлопедагогов из РГБС (библиотека для слепых).  

 

На фото: тактильная черно-белая графика для выставки британского художника Гейнсборо в Пушкинском музее
Тактильная графика к выставке Томаса Гейнсборо в Пушкинском музее

 

- Ты много говоришь о тифлокомментировании. Расскажешь чуть подробнее? Что так цепляет?

- Самый потрясающий опыт тифлокомментирования для меня случился в Узбекистане. Я влюбилась в эту страну! У меня было три совместных проекта с фондом развития культуры и искусства при Министерстве культуры Республики Узбекистан. Первый – это тифлокомментирование выставки картин в рамках Samarkand Half Marathon, это было очень интересно и непросто. Чтобы подготовить грамотный тифлокомментарий, мне пришлось обращаться в Музей Востока в Москве.

 

На фото: Юлия Андриевич комментирует спектакль
Тифлокоментарий – это лаконичное описание предмета, пространства или действия,
которое помогает незрячему человеку лучше понять то, что он не может увидеть

 

Второй проект – это тифлокомментирование кукольного спектакля, третий – два драматических спектакля для взрослых. Во всех трех случаях нужно было погрузиться в национальный контекст и традиции. Мы плотно работали с режиссерами и актерами, это было очень ценно. Но самое невероятное – это, конечно, реакция незрячих зрителей! Для Узбекистана эти проекты были первыми, и некоторые дети и взрослые побывали в театре впервые в жизни. Большая честь и ответственность участвовать в подобных мероприятиях. Это вдохновляет и дает силы двигаться дальше.

 

На фото: Юлия Андриевич проводит экскурсию для незрячих посетителей в Самарканде
Юлия Андриевич: мы помогаем незрячим людям открывать этот мир заново

 

- Что тебе больше всего нравится в твоей работе?

- Мне нравится, что мы помогаем незрячим людям открывать этот мир заново. Как бы пафосно это ни звучало, я это видела, когда сама проводила экскурсии. Я убеждена, что мир состоит из множества параллельных миров, и в наших силах влиять на свой маленький, ну или на парочку, наводить в них порядок, тогда будет казаться, что мир в принципе прекрасен. А еще мне нравится что-то создавать, делать что-то руками, люблю сам процесс.

 

- Не могу не спросить, чем мастерская занималась во время карантина?

- Во-первых, мы, не спеша, доделали проект для Музея Кремля, который не успели сдать до карантина. Приятно работать без спешки, вдумчиво и спокойно. Во-вторых, наконец, появилось время поработать над нашими личными проектами, до которых раньше просто не доходили руки. В течение лета мы их представим широкой публике. 

 

На фото: Юлия Андриевич шлифует металлическую скульптуру для Русского музея
Работа над скульптурой для Русского музея

 

- Как карантин повлиял на перечень задач в мастерской?

- Конечно, все проекты были заморожены или отменены совсем. Это минус, но сильно стимулирует к развитию. Мы крепко задумались о нашем будущем, о нашем месте в профессиональном сообществе, о том, что для нас действительно важно. Но также мы посмотрели по-новому на наши более прикладные сферы, например, планирование бюджета, распределение функций и зон ответственности. На самом деле, я благодарна этой внезапной возможности немного выдохнуть и просто подумать.

 

- Как тебе бы хотелось, чтобы проект развивался дальше? 

- Из ближайших задач мне важно запустить в жизнь проекты, над которыми мы работали на карантине. Для нас это будет переход на другой уровень. Мне хочется, чтобы состоялось открытие тактильного зала в Строгановском дворце, для нас это будет настоящим праздником. Мне хочется расширять спектр музеев-партнеров, делать разные проекты с разными интересными людьми. Мы готовы к любым вызовам, потому что мы любим свое дело!